четверг, 20 января 2011 г.

Интервью с CONFLICT

Возможно, это одна из самых влиятельных групп позднего анархо-панка 1980-х годов, CONFLICT также был центром споров, вытекающих из конкретных инцидентов, но в основном из-за распространения слухов. Имея желание выяснить всю правду, Илья Сатановски взял интервью у группы в Берлине 24 июня 1989 года. Информация немного устарела, но все еще интересна и важна несмотря ни на что. Поскольку интервью состоялось, группа также выпустила «Against All Odds», студийный альбом, который отличается от предыдущих релизов, «Standard Issue», компиляцию треков с предыдущих релизов, в настоящее время группа выпускает ряд сборников удаленных записей Mortarhate. Возможно, следует узнать много других вещей, и они могли бы не так очевидно уворачиваться от некоторых вопросов.


Взято интервью из журнала Profane Existence, выпуск 6, октябрь 1990 год.
Перевод текста: Bunny

Почему бы вам не представиться для начала.

Пол Ходи, басист.

Я Пако, барабанщик

Я Стив Игнорант, один из вокалистов

Вы случайно не из CRASS?

Стив: Да

Я хотел узнать, правда ли, что CRASS живет на ферме где-то в Англии, и что у них есть что-то помимо музицирования на сцене?

Стив: Это полная фигня! Чтобы внести ясность людям, которые поверили всем этим журналистам, я скажу, что я живу в доме рядом с фермой в Англии. У нас нет фермы, мы недорого снимаем дом, так что для членов группы CRASS было бы разумно жить вместе, потому что мы едим в одно и то же время в течение дня. Было указано, что CRASS жили на ферме и в коммуне, это неправда. Так что это слух, мы всегда там жили. Причиной, по которой мы расстались, является то, что люди устали от такого образа жизни.

Значит ли это, что CRASS никогда не прекращали сочинение музыки и так далее?

Стив: Ну, мы уже прекратили.

Вы единственный бывший участник группы, который делает что-нибудь заметно продуктивным?

Стив: Ну, это зависит от того что вы подразумеваете под словом продуктивный. Я действительно не хочу превратить это интервью в интервью с группой CRASS.

О нет, я только хотел прояснить некоторые вещи.

Стив: Хорошо, только прояснить. Отдельные участники группы CRASS пытаются понять свою собственную жизнь снова после 8-9 лет пути. Они по-прежнему несут сообщение, что говорили CRASS, работая в разных областях. Один из участников передает сообщение для людей с ограниченными возможностями, другой работает для организации, которая является консультацией для людей, желающих совершить суицид.

Окей, теперь, когда мы это узнали, давайте перейдем к CONFLICT. Вы были подвергнуты критике за ряд вещей, включая ваш лейбл Mortarhate и аспект насилия. Какова ваша точка зрения по этому поводу?


Пако: Что вы подразумеваете под аспектом насилия?

Ну, кажется, что у большинства старых анархо-групп есть очень устойчивые пацифические убеждения. CONFLICT занял такую позицию: «Мы против вмешательства в наши концерты».

Пако: Мы видели толпу из 500 человек, когда на них напали 15 фашистов и начали всех избивать, а все остальные сидели и смотрели. Вы никогда ничего такого не измените. С такими нужно бороться их же методом.

Пол: Вы должны искоренять жестокость жестокостью!

Пако: Почему, черт возьми, им все должно сходить с рук.

Я задал этот вопрос, потому что я прочитал где-то, что Колин подрался с парочкой скинхедов. Я не говорю, что это правда, но мне кажется, вам есть, что сказать по этому поводу.

Стив: Интересно то, что с тех пор, как я присоединился к CONFLICT, в каждом интервью мы сами защищаем себя от всевозможных слухов. Мне кажется, полно других более важных вещей, о которых можно поговорить.

Я согласен, но я думаю, что было бы неплохо, если бы вы смогли опровергнуть эти слухи.

Стив: Да, слухи – это неправда. Были случаи, когда я, как пацифист, должен был врезать кому-то действительно сильно, потому что мне больше ничего не оставалось. И когда вы говорите о ситуации на гигах, я хочу сказать, что мы не играем в игры, выступая на сцене, мы предельно серьезны. Так что слухи, что мы скидываем людей со сцены, практически правдивы. Я не хочу, чтобы какой-нибудь парень на сцене трогал мой микрофон, я не хочу, чтобы он доставлял мне неудобства.

Насколько серьезно вы сами себя воспринимаете? В вашей музыке присутствуют очень стойкие убеждения и идеи. Последний раз, когда вы были здесь, в Германии – примерно в 1986 году – говорили, что вы были не коммерческими, со ссылкой на тур. Цена за билет на концерт была довольно высокой и так далее. Некоторые люди говорили, что вы не придерживаетесь тех идей, которые провозгласили.

Пако: Ну, это зависит от того, как вы сами это видите. У вас должны быть связи, чтобы устраивать некоммерческие концерты. Иногда это неизбежно, и приходится играть коммерческие. Это не может быть сделано прямо сейчас, потому что независимо от того, во что мы верим, многие вещи должны быть оплачены. Но если люди слушают и воспринимают серьезно, они будут искать альтернативы для себя и других людей.

Я уверен, что вы должны сделать ваш тур более некоммерческим. Реклама не должны быть настолько коммерческой.

Пако: Всегда есть куча рекламы, которую создают для того, чтобы получить больше денег, как вы думаете, кто ее создает?

Пол: Мы не можем их видеть, мы только слышим их голоса на другом конце телефонного провода.

Вы только что выпустили альбом «The final conflict», я предполагаю, это ваш последний альбом…

Это наш новый альбом!

Но звучит он так, как будто вы разочарованы панк-сценой. Слово «Final» предполагает ваш уход из группы.

Пол: Но оно также означает новое начало!

Пако: А, мы будем продолжать борьбу, потому что работа еще не закончена. Мы до сих пор сталкиваемся с неудачей и несчастьем, и мы чувствуем, что сдаться будет также низко, как это делают остальные группы.

Вы и в дальнейшем будете выпускать записи как CONFLICT?

Пол: Для меня «The final conflict» - это альбом, развеивающий все слухи, которые клубятся вокруг нас. Одна из песен называется «I heard the rumor».

Пако: Большинство слухов о нас распространяют из зависти.

Но некоторые из слухов основаны на особых инцидентах. Например, некоторые люди говорят, что Mortarhate лейбл оскорбляет другие группы.

CONFLICT: Это смешно!

Пако: Альбомы групп, которые мы выпускаем на лейбле, заставляют нас терять деньги. Мы уже задолжали тысячи фунтов. Мы стараемся работать для этих групп, но никто не купил достаточно альбомов, чтобы мы были в выигрыше. Мы потеряли деньги. Это главная причина, почему мы теперь не помогаем группам. Мы устали!

Стив: Это точно также как "Bullshit Detector" компиляция альбома, который выпустил Crass Records. Он был составлен из демо-лент, которые были доставлены нам другими группами или отдельными лицами. Мы бы хотели остановиться на 400 кассетах, самодельной музыке. Мы должны были послушать каждую из них и решить, какую из них включить в альбом. Это заняло у нас 2 месяца. Идея была сделать запись дешевле, так что в конечном итоге вы можете обратиться к крупным компаниям в бизнесе. Конечно, это утопия, но она по-прежнему как звуковой фэнзин, проявляется каждый месяц. Итак, после выбора трека, мы должны были написать группам в ответ и спросить, можем ли мы использовать тот или иной трек. Некоторые из них ответили, что не можем, потому что вокалист отсутствует, и они могут проколоться. Ну, каждой группе платили примерно по 25 пенсов. Группы писали и говорили, что мы их кинули. То же самое случилось и с Captain Sensible, где мы совершили ужасную ошибку, думая, что сингл, который он записал с Crass Records, будет продан, и мы потеряли 30 тысяч фунтов. CONFLICT сделали то же самое с группой FLOWERS IN THE DUSTBIN, когда потратили слишком много времени в студии, увеличили счет, который должен был быть оплачен, и, конечно же, они не прислали никаких денег. Mortarhate перестали котировать за неуплату авторских гонораров.

Ну, я могу вас покритиковать только за то, что вы не отрицаете эти слухи. Я знаю, что вы не можете написать фэнзин, но как насчет какой-нибудь газеты новостей?

Стив: У нас есть бюллетень.

Пако: Но он очень дорого стоит. Нужно заплатить за рассылку и за почту. Неважно, насколько вы анти-системны, вам до сих пор приходится платить за почту, если вы хотите написать кому-нибудь. И если вы хотите связаться с людьми, речь идет о 5 000 букв.

Ладно, давайте сменим тему. Чем вы занимаетесь помимо музицирования?

Стив: Ну, это было бы смешно по отношению к CONFLICT как полу-коммерческой и публично известной группе людей участвовать в политических беспорядках, атаке правительства и так далее. Если вы хотите что-то изменить, в это должны быть вовлечены большие количества людей, небольшим количеством вы ничего не добьетесь.

Пако: Нам запрещали играть около 18 месяцев в Англии, потому что после наших гигов было довольно много проблем. Куча народу шли и громили магазины, так что полиция приходила потом к нам. Начинается с того, что вы не можете больше играть и не можете договориться. Мы сделали почтовый запрос, и на нашу почту нагрянуло правительство. Наши записи изъяли из магазинов. Мы были обвинены в подстрекательстве. Мы хотели бы продолжать и быть успешными, мы могли быть писать лозунги на стенах парламента, но что мы будем делать, когда мы окажемся в тюрьме.

Кто-нибудь вас поддерживал в вашем отношении к правительству? Может быть, вы предпочли бы остаться в подполье и поддерживать вашу деятельность более воинственно?


Стив: Ну, лично я не жалею, показывая себя на публике, потому что в какой то степени это позволяет мне сорваться с крючка. Имею в виду, что я не могу больше подрываться. Было время, когда я играл в Crass, и мы решали вопрос о том, что мы собираемся делать. Мы думали о том, как получить оружие. К счастью, мы были этим увлечены не сильно долго.

Так что это было всего лишь идеей?

Стив: Ну, это было больше, чем просто мысль, она рассматривалась, потому что мы думали: «Если мы говорим подобные вещи, что же будет следующим шагом?» Следующим шагом были гражданские беспорядки, и нам пришлось заплатить много денег. Лично я не хотел закончить жизнь в тюрьме. Я считаю, что каждый, кто связан с идеей гражданских беспорядков, таких как сборка оружия или взрыв автомагистрального моста, должен относиться к этому очень осторожно, потому что это не игра. Это могло бы быть игрой для нас, но если власти овладевают вами, они не воспримут это как шутку. Мы играли гиг в Брикстоне, где находились три с половиной тысячи панков. Полиция много угрожала, да так, что начала смотреть на нас как на личностей.

Пако: Мы однажды встретились с полицией, у них были наши записи на столе и они спрашивали нас, что мы подразумеваем под нашими высказываниями.

Что насчет вашего стиля музыки? Как вы думаете, это благоприятная среда, чтобы реализовать свои идеи? Группы типа THATCHER ON ACID играют более мягкую музыку, но которая является более доступной.

Пако: Это вы так интерпретируете. Если вы играете на музыкальном инструменте, и что-то вас вдохновляет, вы играете на нем определенным образом. Я очень злюсь, когда мы заходим на сцену. Я и правда чувствую и верю в те вещи, которые мы говорим. Как ты думаешь, Стив?

Стив: Я согласен с тобой, иногда я сажусь, чтобы написать что-нибудь, и все, что я могу написать на бумаге это «Вы ебаные ублюдки!». Это все, что я могу сказать, потому что это все объясняет. Люди часто говорят, что я очень жалко выгляжу на сцене и никогда не улыбаюсь. Ну, я не жалкий, а на 100 процентов серьезен. Каждую ночь, играя наши песни, я интерпретирую их по-разному, когда поет Колин, я стою и смотрю на него, стараясь его этим поддержать.

Официальный сайт:
www.myspace.com/conflictofficial

Комментариев нет:

Отправить комментарий