воскресенье, 15 мая 2011 г.

Класс и классовая борьба — введение

Предисловие

В первую очередь нужно сказать, что существуют разные методы приписывания людей к тому или иному классу. Часто, когда люди говорят о классе, они говорят с точки зрения культурных/социологических ярлыков. Например, люди из среднего класса любят иностранные кинофильмы, людям рабочего класса нравится футбол, людям из высшего класса нравится носить цилиндры и так далее.

Тем не менее, другой способ говорить о классе основывается на экономическом положении классов. Мы говорим так о классе потому, что мы видим это необходимым для понимания устройства капиталистического общества, и, следовательно, того как мы можем его изменить.

Важно подчеркнуть, что наше определение класса служит не задачам классификации отдельных людей, или помещения их в определённые рамки, но тому, чтобы понять силы, которые формируют наш мир, понять, почему наши боссы и политики поступают именно так, как они поступают и так далее.

Класс и капитализм

Экономическая система, которая на сегодняшний день господствует в мире, называется капитализм.

По существу, капитализм — это система, основанная на самовозрастании капитала — товаров и денег, которые производят больше товаров и больше денег.

Это случается не по-волшебству, но благодаря человеческому труду. За ту работу, которую мы выполняем, нам платят только часть того, что мы производим. Разница между той стоимостью, которую мы произвели, и той, которую нам заплатили называется «прибавочной стоимостью», которую мы произвели. Её наши боссы оставляют себе в качестве прибыли и либо снова вкладывают в дело, чтобы произвести больше денег, или используют на покупку бассейнов или меховых шуб, или чего-либо ещё.

Для того, чтобы такое могло происходить, должен быть создан класс людей, которые не владеет ничем, что можно было бы использовать для делания денег, например, офисами, заводами, сельскохозяйственными землями или другими средствами производства. Потому этот класс должен продавать свою способность выполнять работу, чтобы приобретать необходимые товары и услуги, для того чтобы выжить. Этот класс и есть рабочий класс.

Итак, на одном конце спектра находится этот класс, которому нечего продавать, кроме своей способности трудиться. На другом находятся те, кто владеет капиталом, достаточным для того, чтобы нанимать рабочих с целью увеличения капитала. Отдельные люди в обществе оседают где-то между этими двумя полюсами, но с политической точки зрения важно не положение отдельных лиц, а общественное отношение между классами.

Рабочий класс

В таком случае, рабочий класс, или ‘пролетариат’, как его иногда называют, класс, который вынужден работать за зарплату, или требовать пособия, если мы не можем найти работу, или слишком больны или стары для работы, чтобы выжить. Мы продаём наше время и энергию боссу, чтобы тот получал прибыль.

Наш труд является основой общества. И истина в том, что общество зависит от работы, которую мы выполняем, хотя в то же время всегда притесняет нас, чтобы максимизировать прибыль, что делает его уязвимым.

Классовая борьба

Когда мы на работе, наше время и энергия не принадлежат нам. Мы должны считаться со звонком будильника, расписанием, менеджерами, сроками и целями.

Работа отнимает большую часть нашей жизни. Мы можем видеть наших менеджеров больше, чем наших друзей и любимых. Даже если мы получаем удовольствие от части нашей работы, мы ощущаем её как нечто чуждое нам, что-то что мы очень слабо контролируем. Это верно и тогда, когда речь идёт о гайках и болтах на самой работе как таковой, и тогда, когда мы говорим о количестве часов, перерывах, отгулах и т.п.

Работа, к которой нас принудили, заставляет нас сопротивляться.

Предприниматели и боссы хотят получить от нас максимально много труда, наибольшее количество рабочих часов за наименьшую плату. Мы же, с другой стороны, хотим иметь возможность наслаждаться своей жизнью: мы не хотим переработок и желаем работать меньше за большую оплату.

Этот антагонизм является центральным для капитализма. Между этими двумя сторонами идёт перетягивание: наниматели урезают зарплаты, увеличивают рабочее время, ускоряют темп работы. Но мы пытаемся сопротивляться: как втайне и порознь, работая с прохладцей, выкрадывая моменты, чтобы сделать перерыв и поболтать с коллегами, говоря, что заболели, уходя с работы раньше. Или мы можем сопротивляться публично и коллективно, используя забастовки, замедление работы, захват предприятий и т.д.

Это и есть классовая борьба. Столкновение между теми из нас, кто должен работать за зарплату и нашими начальниками и правительствами, которых часто приписывают к классу капиталистов, или ‘буржуазии’ на марксистском жаргоне.

Сопротивляясь бремени работы, мы говорим, что наши жизни более важны, чем прибыли наших начальников. Этим мы оспариваем саму природу капитализма, где прибыль является наиболее важной причиной делать что-либо, и указываем на возможность мира без классов и частной собственности на средства производства. Мы — рабочий класс, который выступает против своего собственного существования. Мы — рабочий класс, который борется против работы и класса.

Вдали от рабочего места

Классовая борьба имеет место не только на рабочем месте. Классовый конфликт обнаруживает себя во многих аспектах жизни.

Например, предоставление доступного жилья — это то, что затрагивает интересы всех людей рабочего класса. Однако, доступное для нас означает неприбыльное для них. При капиталистической экономике зачастую имеет больше смысла строительство кварталов с роскошными апартаментами, даже когда десятки тысяч остаются бездомными, чем строительство жилья, в котором мы можем себе позволить жить. Таким образом, борьба в защиту социального жилья, или захват пустующей собственности для дальнейшего проживания является частью классовой борьбы.

Точно так же обеспечение здравоохранения может быть участком классового противостояния. Правительства или компании стремятся снизить расходы на здравоохранение путём урезания бюджетов и введения платы за услуги, чтобы переложить тяжесть затрат на рабочий класс, тогда как мы хотим по-возможности лучшего здравоохранения, по наименьшей возможной цене.

Средний класс

Хотя экономические интересы капиталистов прямо противоположны интересам рабочих, меньшинство рабочих будет более обеспеченным, чем остальные, или будет обладать некоторой степенью власти над остальными. Говоря об истории и социальных переменах, целесообразно отнести эту группу к среднему классу, чтобы понять поведение различных групп. Время от времени можно сорвать классовую борьбу, делая возможным формирование и рост среднего класса—Маргарет Тэтчер поощряла владение квартирами, продавая по дешёвке жильё социального найма в Великобритании в ходе крупной борьбы 1980-х, зная, что рабочие с меньшей вероятностью станут бастовать, если у них будет ипотека. А в Южной Африке формирование среднего класса позволило сорвать борьбу рабочих, когда был уничтожен апартеид, путём допущения ограниченного карьерного роста и предоставления некоторым чернокожим работникам доли участия в системе.

Начальники пытаются найти всевозможные способы материально и психологически разделить рабочий класс, в том числе по расовому и гендерному признакам.

Следует ещё раз обратить внимание на то, что мы используем эти классовые определения чтобы постичь общественные силы в действии, а не для того, чтобы навешивать людям ярлыки или предрешать, как отдельные лица поступят в заданной ситуации.

Заключение

Разговор о классе в политическом смысле — это не разговор о том, каковы ваши отличительные черты, но о базовом конфликте, который характерен для капитализма — те из нас, кто должен работать чтобы выжить против тех, кто получает прибыль за счёт нашего труда. Сражаясь за собственные интересы и потребности против диктата капитала и рынка мы закладываем фундамент общества нового типа — общества, ориентированного на непосредственное удовлетворение наших потребностей: либертарного коммунистического общества.

Ссылка: http://mpst.anho.org/teoriya/klass-i-klassovaya-borba-vvedenie/

Комментариев нет:

Отправить комментарий