суббота, 18 декабря 2010 г.

Разделяй и властвуй

О событиях декабря 2010 года еще будут говорить довольно долго. Да и сами события еще не закончились, чтобы сделать окончательные выводы. Однако многое ясно уже сейчас.


Последствия кризиса

Когда в США и Европе начался кризис, российские власти всеми силами пытались уверить народ, что нас кризис не коснется. Потом, когда выяснилось, что кризис все-таки коснулся, стали уверять, что скоро он закончится. Посыпались обещания о новом экономическом росте, внедрении инноваций и нанотехнологий, и вообще о том, что жить стало лучше, веселее и каждый получит новенький iPhone к 2020-му году. Но, несмотря на заверения правительства, кризис еще как нас коснулся. По-другому и не могло быть в современной мировой экономической системе. Но в разных странах последствия кризиса оказываются совершенно разными. Если в Европе происходят массовые забастовки, беспорядки и молодежные протесты, то у нас ничего этого не произошло. Российский пролетариат пока еще слишком задавлен и атомизирован, и действия малочисленных протестных групп находят среди людей либо скептическое порицание «Вы ничего не добьетесь, всегда так было», либо молчаливую боязливую поддержку «Вы конечно молодцы, но протестуйте как-нибудь без меня». Все, кто смотрели на видео европейских протестов, не верили, что такое возможно у нас. Правда, после Междуреченска и Химок, показалось, что все начнет меняться.

I. Поиск

В принципе у властей поиск «инструмента» для отвода умов масс от социальных проблем не должен был занять много времени. Нужно просто в поисковике набрать слово «Хотьково». И решение найдено.

Хотьково — подмосковный небольшой город районного подчинения, расположенный вблизи Сергиева Посада. В этом маленьком городе за полтора месяца до событий на манежной площади произошла история, которая хорошо демонстрирует, какую тактику надо использовать, чтобы накопившиеся протестные настроения могли обойти стороной государство, или чтобы недовольных людей требования могли быть выполнены властями, а это позволит избежать повторения «пикалевского» сценария.

26 октября 2010 года произошла драка между несколькими местными жителями и иммигрантами. В итоге один из участников драки, местный житель Хотьково умер от ножевых ранений. 2 ноября правоохранительные органы арестовали убийцу, им оказался гражданин Таджикистана. И тогда официальные СМИ Хотьково, Сергиев Посада начали муссировать убийства русского парня иммигрантом, и, конечно же, не без затрагивания националистической темы. И уже спустя три дня механизм сработал на отлично – несколько сотен местных жителей на пару часов заблокировали главную улицу города, требуя изгнания всех иностранных граждан из города Хотьково. Муниципальные власти пришли к выводу, что будет разумно удовлетворить требования демонстрантов. В итоге иммигрантов вывезли по одним слухам в Сергиев Посад, по другим в какую-то ближайшую деревню.

Намного легче удовлетворить требования националистического характера, которые сами и подогрели власти с помощью методов информационной войны. А ведь в Хотьково полно других серьезных проблем, которые местные власти не в силах решить: ужасное ремонтное обслуживание жилых домов, жилищные услуги предоставляются с перебоями (временами отключают то горячую, то холодную воду и отопление), дома время от времени содрогаются от взрывов на военном полигоне и т.д. и т.д. Все эти проблемы буржуазного общества отошли на второй план после произошедшего «националистического взрыва», который сами же местные власти подстрекали через СМИ и сами же решили, подняв себе доверие в глазах жителей Хотьково. Главное найти и во время использовать подходящее событие.

Конечно, в Москве такую аферу намного сложнее воплотить в жизнь, во-первых, из-за масштабов, во-вторых, из-за очень сильной разрозненности жителей Москвы. Но в отличие от маленьких городков по типу Хотьково в столице существуют разные неформальные молодежные силы.

Силу даже не надо было выбирать, так как выбор был очевиден заранее: первая – антифашистская молодежь, в большинстве своем с абстрактно-левыми (анархическими) взглядами, вторая – ультраправые футбольные хулиганы. Первый вариант отпадал автоматически, так как на националистическую тему участники движения никогда не пойдут, их тематика – выступления против государства, но уж точно не акции с правым уклоном. Оставались фанаты, которые, кстати, очень хорошо продемонстрировали своё единение еще летом (забывая футбольные разногласия), когда убили 23-летнего фаната ФК «Спартак», журналиста – сотрудника ВГТРК, работавшего ассистентом режиссера на канале «Россия 2″. Например, перед матчем «Спартак» – ЦСКА в интернете ходили призывы забыть все разногласия в память об убитом руками кавказцев.

II. Основные события

Всё началось 6 декабря, когда убили Егора Свиридова, фаната ФК «Спартак». Подозреваемым по делу убийства оказался уроженец Кабардино-Балкарии Аслан Черкесов. Все СМИ сразу затрубили об убийстве русского болельщика кавказцем. Надо отметить, что даже такой канал как «Россия» освещал события, последовавшие после убийства Свиридова, а если быть точнее, то про это события трубили кому не лень. Для сравнения, когда убили Юрия Волкова, почти никто об этом не знал, кроме близких убитого, самих болельщиков и фанатов, а все основные кремлевские СМИ посчитали эту новость не достойной освещению (чаще всего акции всех оппозиционных сил, разные события, связанные с активистами оппозиции, социальные волнения освещаются в кремлевских СМИ или очень бегло или вообще умалчиваются). Так что такое внимание некоторых каналов удивило. 7 декабря было проведена акция «прямого действия» против темпов расследования возле прокуратуры Головинского района, которая быстро переросла в шествие по Ленинградскому проспекту.

И, наконец-то, мы добрались до 11 декабря, когда на Манежной площади по одним источникам, собралось 5-6 тысяч человек, по другим чуть ли не 10 тысяч человек. Тематикой акции по идее было требование наказать виновных в убийстве спартаковского фаната. Но на деле это была акция ультраправых хулиганов и разных мастей националистов с имперскими флагами и националистическими лозунгами. Это была несанкционированная акция, место и дата которой было известно за три дня. Призывы прийти на акцию размещались во всех соцсетях, на многих фанатских сайтах, сайтах националистических движений. Самое забавное, что проведению акции правоохранительные органы не препятствовали, входы и выходы из метро были открыты, участники спокойно собирались прямо рядом с Кремлем и Госдумой. ОМОН даже в начале акции не соизволил перекрыть пути с Манежной площади на прилегающие улицы, чтобы акции не перетекла в шествие. Для справки, скажу, что участники даже санкционированных акции разных левых сил (от умеренных социалистов вплоть до анархистов) часто встречают сопротивление и попытки сорвать политическую акцию со стороны правоохранительных органов.

Через некоторое время все-таки начались стычки с ОМОНом, потом участники акции спустились в метро и продолжали свой «протест» в виде применения насилия по отношению к людям неславянской внешности. А если серьезно, то участники акции вытаскивали из прибывающих вагонов пассажиров нерусской внешности и жестоко избивали.

На такой вот «веселой ноте» закончилось 11 декабря. Власти объяснили «бездействие» ментов в начале акции тем, что они плохо сработали, но пообещали, что к следующему разу подготовятся хорошо. Что-то я не замечал плохой подготовки «мусоров» во время шествия в память Маркелова и Бабуровой. А на небольших акциях, посвященных разным социальным проблемам, наши доблестные менты привозят несколько автобусов с бойцами ОМОНа про запас.

Была и ответная акция 15 декабря, провиденная выходцами из Северного Кавказа. Все было тоже самое – националистические лозунги, нападение на граждан, драки, только наоборот – неантикавказкие, а антирусские. И в этот раз уже менты работали хорошо – в итоге 1300 человек были задержаны. Наверное, власти, испугались, что «националистические» беспорядки могут выльется в жесткую уличную войну.

III. Выводы

На разных форумах ультраправые кричат о некоей победе, а некоторые даже о начале «белой» революции. Это сказывается эйфория и ущербность правого мировоззрения. Чтобы понять, участниками какой аферы стали участники акции на Манежной Площади, вспомним принцип «хотьковского» дела. Конечно же, московский сценарий отличается и масштабами, требованиями и последствиями, но умысел тот же. Во-первых, только что прошли дебаты по поводу закона «О полиции» (а потом и принятие Госдумой законопроекта в первом чтении). В законе дается больше прав и действий (вплоть до того, что полицейский всегда прав, а обратное должно быть доказано), которые могут использовать сотрудники полиции; в целом сие закон – ужесточение режима. Следующее чтение законопроекта будет в начале 2011 года, и если закон пройдет все стадии, то вступит в силу в марте того же года. Всем очевидно, что закон направлен на ужесточение политического режима в стране, но на фоне происходящих беспорядков хулиганов и фашистов, которых в официальных интервью власти осуждают и обещают привлечь к ответственности, принятие закона «О полиции» будет не так бросаться в глаза общественности, потому что будет целесообразно ужесточение законов. Наверное, некоторые вспомнили 2002 год, когда после матча Япония-Россия произошел погром в центре Москвы, а в это время принимался закон противодействию экстремизму. Найдите сходства.

Помимо создания благополучных условий для принятия закона эта акция перевела внимание трудящихся от проблем экономического характера, ухудшения условий жизни к национальному вопросу.

Но ведь, чтобы организовать акцию именно таким образом, как замышлялось, нужно не только бездействие ментов, освещение и подстрекательство с экранов ТВ и главных полос газет, нужны свои «инсайды» в фанатском и ультраправом движение. И тут я ничего удивительного не написал, это давно всем известно, что многие лидеры фанатских фирм сотрудничают с МВД и ФСБ. Например, футбольные фанаты патрулировали и охраняли вырубку Химкинского леса (то есть защищали интересы буржуев), частенько были замечены на акциях прокремлевской молодежи, обеспечивая им охрану. А многие ультраправые организации – это проекты Кремля, об этом даже сами националисты говорят. И это не только в России: в Греции члены фашистской партии помогали полиции отлавливать ультралевую молодежь, подозреваемую в саботаже.

Перед тем как сделать заключительный вывод и закончить статью, хотелось бы обратить внимание на реакцию красных и анархо-скинов (RASH)( http://avtonom.org/node/14388 ). По идее представители движения RASHов должны стоять на интернациональных позициях, но, увы, и они грешат мелкобуржуазным подходом и завуалированным национализмом.

В заявление RASHов по поводу событий 11 декабря признается некий «черный вопрос»: «В тоже время мы не можем обойти сторону так называемого «чёрного вопроса». Мы как цивилизованные люди неприемлем дикарского поведения людей, и не собираемся обходить проблему организованного бандитизма по национальному признаку. Мы понимаем, что бороться с ними на уровне нападений на отдельные группы кавказцев без повода это уподобления ультраправым. Наша культура позволяет нам бороться с быдлом любыми методами. И внешняя агрессия национализма и расизма любых кровей будет пресекаться нами так же стремительно, как и с белыми расистами.».

К сведению красных скинхедов, бандформирования, независимо по какому признаку оно сформировано – по национальному или «интернациональному», дворовому и т.д. является воплощением наживы и всех принципов капитализма. Так о каком «черном вопросе» можно говорить? Как-то это не по-марксистски и «не по-анархии». Я не знаю, что именно хотели сказать этим пассажем анархо-скинхеды, но звучит (ой!) как правая риторика. Может быть я их неправильно понял, тогда извиняюсь, но в следующий раз советую выбирать выражения «цивилизованным» европейским жителям имперской столицы.

Акции прошли с двух сторон – и со стороны футбольных хулиганов, и кавказцев. В итоге мы получили две националистические акции. Национализм и шовинизм сегодня в массах (не зависимости от этнического происхождения) возрос до предела, на некоторое время властям можно вздохнуть с облегчением, требований о повышении жизненного уровня и других социальных требований от трудящихся не будет, все заняты «национальным» вопросом, даже некоторые левые…


Реакционная ситуация


В свое время Ленин сформулировал три признака революционной ситуации:
1)верхи не могут управлять по-старому
2)низы не хотят жить по старому
3)повышение активности масс
Попробуем разобрать это по пунктам:

1)После 90-х годов и на фоне постоянных парламентских разборок в соседней Украине, нулевые в России были временем компромисса в верхах. Отдельные олигархи конечно пытались нарушить этот компромисс, но опыт Ходорковского быстро приструнил всех недовольных. Для властьимущих стало ясно – с государством легче договариваться, чем пытаться менять правила игры. В кризис же все поменялось, и разборки внутри правящих классов начались снова. Можно вспомнить наезд на Чичваркина или закрытие Черкизовского рынка. Так же можно почитать заявления Путина и Медведева, которые постоянно противоречат друг другу, чтобы понять, что правящий тандем не так уж един. И наконец, отставка Лужкова – губернатора не какого-нибудь дальнего региона, а столицы, после которой можно с уверенностью говорить о расколе в правящем классе.

2) Здесь так же в нулевые мы имели полную пассивность масс, люди хотя и не были довольны правящей верхушке, но менять что-то боялись. Протестовать решалось только малое меньшинство, и большинство жителей смотрело на протесты с неодобрением. В 2009-10м все поменялось. Сначала Пикалево, а потом Междуреченск – стали примерами пролетарских выступлений. Стоит также отметить большую поддержку химкинской акции и приморских партизан. Стало ясно, что недовольство в низах резко возросло. Хотя протестовать еще мало кто решался, но по-старому жить низы уже не хотят.

3)Если с первыми двумя пунктами более менее ясно, то возрастание активности масс так и не наступило. Если в Греции, Англии, Франции недовольство вылилось в массовые протесты и забастовки, то в России у правящих классов появился шанс перевести недовольство в безопасное русло. Чтобы не было активности «слева», надо вызвать активность «справа» – надо натравить народ друг на друга. Здесь и появляется на сцене национализм.

Такой разный и такой одинаковый национализм

Северный Кавказ в нынешней России – самый депрессивный регион, с постоянной безработицей, социальными проблемами, мелкими террактами и вялотекущей гражданской войной. Чтобы как-то сбавить недовольство, российской элите приходится давать доступ к благам для выходцев из Северного Кавказа. Появляется довольно большой слой мелкой и средней буржуазии из кавказцев, которые пытаются всеми силами пробиться наверх. Причем в условиях ксенофобии со стороны местного населения узкоэтническая идентичность заменяется общекавказской. Стоит заметить так же, что Кавказ в основном сельский регион, и выходцы оттуда менее разобщены и атомизированны, чем население крупных городов. Из этих факторов складывается как ответная агрессивность, так и способность встать друг за друга, о которой любят вопить, и которой завидуют националисты российские. Разумеется, не все кавказцы стремятся занять места в правящей верхушке, и не все являются националистами. Но именно те, кто имеет бизнес, или является ментом и чиновником, а так же их дети – молодежь, учащаяся в основном на юридических и экономических факультетах, и создают сейчас облик кавказского националиста. И к сожалению (во многом, с подачи российских наци), этот образ ассоциируется не просто с кавказским мажором, но и с любым кавказцем.
Не будет секретом, что российский национализм с 90-х годов является самой заметной политической силой. В 90-е рассадником националистической идеологии были мелкие тороговцы или люмпенская молодежь, «дети с окраин». Сейчас же это в основном представители офисного планктона, всяческие менеджеры, мелкие чиновники, менты, и их дети, в основном из студенческой среды. Они боятся потерять свое тепленькое местечко, и поэтому ненавидят тех, кто может его отнять, отсюда и исходит ненависть к кавказцам. И российское общество настолько пропиталось национализмом за последние 20 лет, что наци пользуются поддержкой всех слоев населения, в том числе и пролетарских. Слова типа «чурки» и «хачи» употребляются уже не как ругательные, а как обыденные. В то же время, хотя основную ненависть у наци вызывают их потенциальные конкуренты с Кавказа, эта ненависть находит выход в постоянных избиениях обычных дворников и строителей, на тепленькие местечки не претендующих. Что в общем-то понятно – связей у них нет, и отвечать за их избиение не придется, и даже убийц будут искать с большой неохотой. Наконец, хотя российские наци конца нулевых пытаются откреститься от образа пьяного отморозка-бонхеда, постоянно подчеркивают свою образованность и экономическую состоятельность, в душе у них все та же иррациональная ненависть, пусть и под более благовидным соусом.
Национальные противоречия были накалены в течении последних 20-ти лет, и рано или поздно события подобные Манежской площади должны были произойти.

ОМОН – чемпион

Первое ,что вспоминается после 11 декабря – это то же место, только в 2002-м году. Тогда после беспорядков было принято антиэкстремисткое законодательство. Сейчас на подходе закон о полиции, расширяющий и без того большие полномочия стражей грабительского порядка. Сейчас, конечно, посыплются обвинения в конспирологии, но можно обойтись и без нее. Дело в том, что интересы националистов давно совпадают с интересами государства.[2] Даже без закулисных интриг многие действия одних выгодны другим.
Националисты вовсе не заинтересованы в «национальной революции» и во взятии власти -ведь придется как-то в жизнь воплощать свои лозунги, при этом не развалив и без того гнилую экономику. Задача сложная, и приход любой из наци-партий к власти за несколько лет вызовет ненависть к ней и ко всему национализму, что им не нужно. Гораздо легче обвинять власть в «антирусской» политике, натравливать народы друг на друга, и получать за это от государства плюшки. Чем сильнее будут накалены межнациональные страсти, тем больше выгоды срубят националист всех наций. И тем больше шансов превратить Москву и другие крупные города в разделенные на национальные регионы гетто, где будут драться не «район на район», а нация на нацию.
Для власти же национальный бунт тоже вполне выгоден. Считать, что ОМОНу было сложно разогнать толпу на Манежке – наивно. И не такие толпы разгоняли. ОМОНу это было просто не нужно. Гораздо лучше дать побуянить, выпустить пар, а дальше наблюдать за тем как русские наци режут приезжих, а кавказские наци режут русских. Здесь и появляется государство, которое должно остановить «войну всех против всех», и для этого ему нужно побольше полномочий. То, что эти полномочия, потом будут использованы против всех недовольных, не столь важно. Главное сейчас перенаправить недовольство одних жителей на других, а затем выступить в роли миротворца. Чтобы легче было удерживать власть в государстве, нужен внутренний враг. Когда таких врагов много, удерживать власть еще легче – ведь каждому найдется, против кого воевать.


Все идет по плану?

Первое, что хочется сделать после всего вышесказанного – это опустить руки и перестать что либо делать вообще. Межэтнические противоречия накаляются еще сильнее, государство получает новые полномочия, проталкивает антисоциальные и репрессивные реформы, а протестных активистов ловят менты и избивают или убивают в подворотнях. Но тем не менее, убежать от проблем не получится – они рано или поздно заглянут в гости – в виде ментовского беспредела, платной медицины или 60-часовой рабочей недели. Так или иначе, но всем здравомыслящим людям придется изменять мир, в котором мы живем. И учитывая ситуацию, занятие это будет долгим и кропотливым, и даст плоды не так скоро, как хотелось бы. Становится понятно, что акции, рассчитанные на медиа-эффект уже не принесут плодов – от нацистских выступлений медиа-эффект более сильный. Попытки прогнутся под общие предрассудки, как это делают «русские против фашизма» – это игра на чужом поле, которая заранее обречена на провал. Сейчас наша задача – развивать нашу теорию, искать среди людей наиболее восприимчивых к нашим идеям. медленно но уверенно расти количеством и качеством. Наша дальнейшая задача – вытеснять из общества этническое самосознание, заменять его классовым. Надо наращивать критическую массу сторонников классовой борьбы и социальной революции. Только когда люди станут считать себя не «русскими» или «дагестанцами», а пролетариями, возможна будет массовая агитация среди людей. Только проделав этот долгий путь, когда национальная ненависть сменится классовой, возможной станет победа социальной революции. Да, нам будет сложнее, чем революционерам в Европе, но цель стоит того. Только в мире, где люди сами смогут управлять своей жизнью и изменять мир под свои настоящие потребности, без государств и капиталистов, без частной собственности и рыночной конкуренции, уйдут национальные предрассудки. Поэтому как никогда, сейчас остается актуальным лозунг «Нет национальной войне – да войне классовой!».

Ссылки:

https://revsoc.org/archives/5450
https://revsoc.org/archives/5447#more-5447

Комментариев нет:

Отправить комментарий